Подобные работы

Статистичне вивчення валового прибутку підприємства

echo "Статистичний аналіз може з'явитися основою для отримання більш цілеспрямованого, конкретного і поглибленого дослідження. Правильність висновків статистичного аналізу залежить від правильно вибр

Организационная культура (о корпоративной культуре, стратегиях коммуникативного взаимодействия, влияния психотипа руководителя на структуру и стиль управления организацией, культура персонала на примере Японии)

echo "Деловое кредо любой компании включает декларирование той роли, которую компания хочет играть в обществе, базовые цели и кодекс поведения сотрудников. Причем поведенческий кодекс, ориентирующий

Женская преступность

echo "Женская преступность как бы является показателем нравственного здоровья общества, его духовности, отношения к базовым общечеловеческим ценностям. Асоциальные действия женщин оказывают самое раз

Проблема суицида. Анализ, социальные факторы

echo "Всякий пишущий о самоубийстве осознает свою личную причастность к борьбе двух «Я», вариативно выражающейся в столкновении реальности с идеалом, бессмысленности объекта со смысловой структурой су

Демократические режимы

echo "Рассмотрение Древней Греции и Рима кажется мне наиболее рациональным, так как именно в этих странах зародилась демократия, сложились ее основные принципы и идеалы. В последующих работах по данно

Экономика и социология труда

echo "Специализация трудовой деятельности обусловлена значительным увеличением производительности труда за счет его разделения, расчленения на ряд частичных функций. Организация труда при осуществлен

Социальная работа

echo "Тенденция обнищания молодых и работоспособных усиливается. И это результат глубокого экономического кризиса, который переживает Россия. Трудоспособное население страны все чаще сталкивается с т

Функции социологического знания

echo "Социология – научный ориентир, приобретающий особое значение в условиях демократизации общества. Именно, в современных условиях судьба каждого зависит от уровня функционирования политических, в

Этико-политические идеи Эразма Роттердамского

Этико-политические идеи Эразма Роттердамского

Библиография и постановка задачи реферата. Тема данного реферата – «Этико-политические идеи Эразма Роттердамского» – пожалуй, является ключевой в понимании северного гуманизма.

Исходя из изученной нами литературы, можно заключить, что личность Эразма Роттердамского привлекала и будет привлекать внимание исследователей, хотя бы потому, что из идей Эразма во многом выросло реформационное движение (о влиянии Эразма на Лютера будет упомянуто в тексте реферата). Очевидно, что без знакомства с текстами самого философа, написание данной работы не имело бы смысла.

Однако, мы не позволили себе выносить собственные суждения о прочитанных нами произведениях [1] , предоставив это право профессиональным исследователям.

Особое внимание хотелось бы обратить на монографию известного советского историка М.М. Смирина «Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии» [2] . Основное внимание в данной работе уделено анализу проблемы свободы воли, излагаемой в произведениях Эразма Роттердамского. Кроме того, именно из этой монографии можно почерпнуть немало сведений о том, как на протяжении веков менялось отношение исследователей к личности и деятельности Эразма Роттердамского. Кроме того, в подготовке реферата были использованы вступительные статьи, предварявшие публикации произведений мыслителя, как то статья В.В. Соколова «Философское дело Эразма из Роттердама» [3] и работа Б. Пурищева «Немецкий и нидерландский гуманизм» [4] . Основной задачей нашего реферата, таким образом, становится описание основных этико-политических идей Эразма Роттердамского с точки зрения исследователей российской (советской) исторической школы второй половины XX века. 2. его место среди гуманистов. Как известно, возникший в XIV веке в Италии, гуманизм к концу XV века утверждается и в других европейских странах, в том числе в Германии и Нидерландах.

Подобно итальянским предшественникам, немецкие и нидерландские гуманисты обращали своё внимание на культурные завоевания античного мира, а также выступали против средневековой схоластики.

Однако, в отличие от итальянцев, северные гуманисты уже опирались на достижения ренессансной Италии. Это вовсе не было простое копирование итальянского гуманизма. Для севера было характерно более критическое отношение к католической церкви, отрицательно относящейся ко всем нововведениям; немецкие и нидерландские гуманисты обвиняли церковь в том, что в свое мирской практике последняя отошла от первоначального христианства, сделав человека рабом церковного догматизма. [5] Наиболее общим для разных течений в северном гуманизме было то, что их идеал постижения истины и обновления жизни побуждал их стремиться к согласованию обретенной ими светской античной образованности с особым универсально-теистическим пониманием христианской веры. [6] В числе северных гуманистов фигура Эразма Роттердамского (1469 - 1536) сегодня считается одной из наиболее интересных.

Пожалуй, в начале XVI века в Европе не было другого мыслителя, ученого и писателя, который бы пользовался такой известностью и влиянием. [7] В самом деле, Эразм был наиболее ярким и влиятельным из северных гуманистов.

Родился в Роттердаме в 1469 году (исследователи называют и другие даты). Важно подчеркнуть незнатность его происхождения (он был незаконнорожденным сыном священника). Вероятно, именно последнее обстоятельство, а также то, что при отсутствии финансовых возможностей у него не было других вариантов, молодой Эразм поступает в школу «братьев общей жизни» города Девентера, где испытывает значительное влияние начавшегося в Нидерландах в XV в. гуманистического движения. По завершении школы Эразм в 1487-1488 годах становится монахом одного из монастырей, где получает возможность изучать труды античных и христианских авторов. [8] После Эразм поступает на службу к одному из епископов, и в начале 90-х годов добивается разрешения на поездку для совершенствования в богословии в Парижский университет. На становление этико-политических идей молодого Эразма также повлияли его неоднократные путешествия в Англию (с 1499 года). В Англии Эразм становится членом небольшого кружка английских гуманистов, критически относящихся к католической церкви. В число членов этого кружка, помимо самого Эразма, входили такие известные личности, как теолог Джон Колет и будущий автор «Утопии» Томас Мор, ставший одним из ближайших друзей Роттердамца. [9] Принятие идейного пути гуманистического кружка Колета, по сути, было подготовлено для Эразма его воспитанием в Девентерской школе «братьев общей жизни». [10] Дальнейшую духовную эволюцию Эразма в кружке Колета нельзя понять без учёта воздействия на кружок идей флорентийских платоников. Особо значительную роль сыграла при этом идея Фичино и Пико делла Мирандола о «всеобщей религии», основывавшаяся на плптоновском представлении абстрактного бога, тяготевшем к пантеизму. [11] Эразм активно путешествует.

Помимо Англии, он посещает Италию и другие страны Западной Европы. К началу 20-х годов Эразм Роттердамский становится широко известен в гуманистических и церковных кругах, а также при дворах некоторых европейских монархов, как писатель, свободный литератор.

Несмотря на своё влияние и известность, мыслитель всё де предпочитал оставаться свободным от любых официальных обязательств.

Писательская деятельность сделала его одинаково уважаемым как католиками, так и протестантами, сам же Роттердамец не высказывал своих симпатий ни к одной из этих партий. И всё же события Реформации не обошли Эразма Роттердамского стороной. После того, как 6 июня 1535 года был казнен ближайший друг Эразма Томас Мор, глубоко потрясенный Роттердамец прожил чуть больше года, и скончался 12 июля 1536 года в Базеле, где и был похоронен. [12] Исследователи жизни и творчества Эразма Роттердамского неизменно отмечают его трудолюбие и творческую плодовитость.

Роттердамец стал мастером латинского языка и справедливо считается крупнейшим латинистом эпохи возрождения. В самом деле, в своей творческой деятельности Эразм из Роттердама опирался как на латинскую, так и на древнегреческую литературу. Как отмечают исследователи, история и современность постигалась им через филологию в самом широком смысле этого слова. [13] Пожалуй, следует обозначить основные направления литературной деятельности Эразма Роттердамского.

Отметим, что культурно-историческая и социальная наполненность деятельности гуманистов определялась в первую очередь их интересом к судьбе духовного наследия античности, с которым европейское средневековье было знакомо плохо. В своем творчестве Эразм внес огромный вклад в это дело гуманистов.

Например, первая его книга 'Пословицы» ( Agagia ), впервые изданная в 1500 году, содержала изречения и пословицы античных авторов, и завоевала огромную популярность. Эразм стремился подчеркнуть живую связь античности с современностью и многие из опубликованных им пословиц и изречений были снабжены комментариями, иногда перераставшими в остропублицистические эссе. [14] Несомненно то, что издание и переводы античных авторов оказали большое влияние на формирование творческой манеры и мировоззрение самого Эразма.

Например, такую роль сыграли знаменитые диалоги древнегреческого сатирика Лукиана, во II в н.э. едко высмеивавшего религиозные представления своей эпохи.

Впрочем, Эразм издавал не только античных авторов. В 1516 году им была издана знаменитая «Утопия», написанная современником и другом Эразма Томасом Мором. Как и большинство ренессансных гуманистов, большое внимание Эразм уделял трудам и идеям отцов христианской церкви.

Глубокое изучение их произведений возбудило у него весьма серьёзный интерес к проблемам религии, а также породило довольно критическое отношение к католической церкви. В частности, последовавшее критическое эразмово издание Нового Завета в конкретных социально-исторических условиях Ренессанса сильно расшатывало позиции господствовавшей католической церкви и схоластической философии. [15] Помимо произведений идейно-религиозного характера, из под пера Эразма Роттердамского вышли и художественно-сатирические произведения. Самая философская из сатир Эразма - «Похвала Глупости»., законченная в 1509 году в Лондоне и посвященная Томасу Мору.

Нельзя называть Эразма антирелигиозным мыслителем.

Однако он активно переосмысливал и перетолковав религию как таковую и ее конкретную христианскую форму, а значит просветительские мотивы в мировоззрении Роттердамца играли порой главенствующую роль.

Говоря о просветительстве Эразма, необходимо отметить, что фундаментальную идею любого просветительства составляет убеждение в принципиальном равенстве всех людей, одинаковости человеческой природы. Для XVI века вопрос необходимости социального равенства еще не стоял столь остро, как в XVIII века, и находил своё воплощение лишь в утопических идеях, что наглядно показала «Утопия» Томаса Мора.

Находясь в русле просветительских идей, Эразм высмеивает идею природного неравенства людей, лежащую в основе любого феодально-иерархического общества. По его глубокому убеждению, не природа сама по себе, а целенаправленное воспитание формирует подлинного человека; никому не дано выбрать себе родителей и родину, но в принципе всякий может сформировать свои нравы и характер. [16] Другой момент просветительской деятельности Эразма Роттердамского связан с его резко отрицательным отношением к суевериям, которые, к тому же, были тесно связаны с христианской религией.

Особенно Эразм ополчился против астрологии и алхимии, влиявших на умы и поступки огромного количества людей. [17] Следует отметить, что ранний этап просветительства, несмотря на неприязнь гуманистов к суевериям и возмущение паразитирующими на них жульничествами, имел под собой весьма незначительную социальную базу. По крайней мере, низшие слои общества, коих было большинство, никак гуманистам не сочувствовали и не выражали никакой заинтересованности в постижении просветительских идей. Эразм не мог этого не понимать, однако уделял внимание и религиозно-просветительской деятельности.

Несмотря на определённый страх перед народом, в своих произведениях («Призыв к изучению христианской философии», «Параклеза»), Эразм настаивал на том, что Священное писание в силу своей нравственной сущности должно быть читаемо и простым народом.

Необходимая предпосылка к тому - перевод Писания на живые языки. [18] Эразму Роттердамскому, как и большинству ранних просветителей, был присущ определенный интеллектуальный аристократизм.

Мировоззрение Эразма в первую очередь определялось умонастроениями интеллектуальной аристократии.

Рассматривая себя в качестве представителя образованных верхов общества, в народе Эразм видел лишь «чернь», «толпу», далекую от просвещенности и ближе всего стоящую к неразумию. [19] Подытоживая всё вышесказанное, следует отметить, что личность, творчество, этико-политические идеи Эразма достойны глубокого изучения. В то же время, не нужно забывать, что Эразм был человеком позднего средневековья, а значит жил и работал согласно духу своего времени. Тем не менее, исходным пунктом расхождений между исследователями оказываются вопросы об отношении Эразма к раннехристианским и средневековым теологическим концепциям, об источнике и характере его «философии Христа», а именно, содержатся ли в ней идеи, которые могут рассматриваться как зародыши идеологии нового времени, как открывающие путь к рационалистическим воззрениям последующих веков. [20] 2. Этико-политические идеи Эразма Роттердамского. a. Сатирический критицизм, пацифизм, антиформализм и антисхоластицизм Эразма.

Стремительно трансформировавшееся традиционное феодальное общество породило противоречие между официально провозглашаемыми духовными ценностями, формально наиболее чтимыми и рекомендуемыми правилами и нормами жизни, поведения и действительными поступками людей, и прежде всего тех, кто такие нормы и правила провозглашал. Эразм критично и остро осуждал сложившуюся ситуацию повсеместного фарисейства.

Наиболее известно в этом отношении его произведение «Похвала Глупости», где автор поднимается до максимально возможного обобщения, говоря о бесчисленных ликах Глупости, от которых неотделима любая жизнь. [21] Особо следует отметить пацифизм Эразма, не раз выражавшего свое отвращение к войне. В «Похвале Глупости» война представлена как одно из наиболее тяжких и всемогущих проявлений Глупости. [22] Не война ли – рассадник и источник всех достохвальных деяний? А между тем, что может быть глупее, чем вступать по каким бы то ни было причинам в состязание, во время которого каждая из сторон обязательно испытывает гораздо больше неудобств, нежели приобретает выгод?… А вообще-то война, столь всеми прославляемая, ведется дармоедами, сводниками, ворами, убийцами, тупыми мужланами, нерасплатившимися должниками и тому подобными подонками общества, но отнюдь не просвещенными философами. («Похвала Глупости», глава XXIII ) [23] Как философ, Эразм прежде всего критиковал схоластику, в особенности современные ему проявления этого философского течения. Оно и немудрено - схоласты и гуманисты находились в прямой оппозиции друг к другу.

Следует отметить и бунт против формализма, укоренившегося в течение многовекового господства догматов религиозной идеологии, обоснованию которых служила схоластическая философия. С точки зрения гуманистов, да и по своему существу, обосновываемое схоластикой католическое благочестие доходит до практического абсурда, когда иконы и статуи почитаются больше святых, которых они изображают.

Констатируя этот факт, Эразм выдвинул весьма дерзкую формулу, согласно которой вся христианская вера рассматривалась как определенный вид глупости. [24] Но разве просят люди у всех этих святых чего-нибудь, не имеющего отношения к глупости?… («Похвала Глупости», глава XLI ) [25] Главная философско-теологическая ситуация, в условиях которой обязан был самоопределиться Эразм, сводилась к проблеме соотношения веры и знания - основной гносеологической проблеме средневековой философии, выражавшей ее сложные взаимоотношения с вероисповедными догматами христианства. Эразм был решительно против их разлучения или тем более противопоставления. В своих произведениях (см., например, «Книга антиварваров») Эразм постарался отразить два основных направления гуманистической мысли: антиковедческое, противопоставленное средневеково-схоластическому догматизму, и интерес к человеку, а следовательно и к моральной стороне его существования. [26] Современные Эразму враги гуманистических наук, противопоставляя веру знанию, старались скомпрометировать и обесценить его, Позиция Роттердамца была прямо противоположной. В «Книге антиварваров», написанной в первом варианте в середине 90-х годов XV в., Эразм Роттердамский основное внимание уделил реабилитации античного знания - наук и искусств, отвергавшихся современными ему богословско-схоластическими реакционерами. «Книга антиварваров» начинается с постановки вопроса о причинах упадка наук и искусств, которые в древности процветали. В ходе изложения Эразм стремится показать, что античная светская образованность – составная часть самого христианского совершенства, мировой гармонии в его понимании, причем роль образованности заключается в стимулировании сознательной активности людей в процессе их нарвственного совершенствования в реальной действительности. Таким образом уже в этом трактате был поставлен вопрос о значении свободы воли человека. [27] Эразм примыкает к концепции «двух истин», считая, что учёность пользуется доказательствами в своём исследовании вопроса, а благочестие опирается на веру. Для него более характерна ориентация благочестия, то есть всей сферы морального поведения человека, и на знание.

Отсюда максимальное приближение зафиксированного в Библии вероучения к знанию, а по возможности, даже к философии. [28] Мы уже упоминали о презрительном отношении Эразма к «толпе», «черни». Из ряда мест «Оружия христианского воина» нетрудно понять, что под этими словами он всегда имел ввиду не конкретные социальные группировки, а определенные качества, не отвечавшие его нравственным требованиям.

Подобными отрицательными терминами Эразм определяет тех, чей разум подвластен низким страстям и порокам, которые, по его мнению, не дают права на звание человека, тех, кто не имеет своего убеждения и бессознательно следует мнениям невежественной толпы и своим природным страстям. [29] Можно констатировать, что в «Книге антиварваров» Эразм пошел по пути включения античной культуры в христианскую. Это прежде всего и предопределило его философские симпатии.

Особую роль для него играл платонизм.

Вернее, важна косвенная зависимость его мировоззрения от платонизма, проявлявшаяся, например, в высокой оценке богослова-неоплатоника Оригена. [30] Вопрос о социальных взглядах Эразма требует особого рассмотрения. Как мы видим, в «Оружии христианского воина» он даёт яркие примеры резких контрастов в обществе, однако имеет ввиду не социальные проблемы, а проблемы нравственного совершенства христианина.

Вместе с тем, Эразм указывает и на то, что исходным пунктом для выполнения христианином закона любви должно служить достигнутое им уже до того достоинство человека; идеал требуемой от человека христианской нравственности основан на понимании собственного нравственного сознания человека, на сознании высокого значения человеческого достоинства.

Только в применении к человеку, достигшему этого сознания, как считал Эразм, можно говорить о его дальнейшем – христианском – нравственном совершенствовании. [31] Это очень важный пункт в нашем анализе этико-политических идей и гуманистического мировоззрения Эразма. b . Теологические идеи Эразма Роттердамского Умозрительно-богословские построения схоластики были глубоко чужды и враждебны Эразму. Он оставался в стороне от построений естественной теологии, и тем сильнее сосредоточивался на моральной проблематике. В этих условиях проявились адогматизм и рационализм Роттердамца. Эразм восстал против богословской архаики , и в качестве одного из самых эффективных орудий против неё видел предельное заострение аллегорического, иносказательного истолкования образов и изречений Писания. Это и определило выбор названия для одного из самых знаменитых его философских произведений «Оружие христианского воина», в котором Эразм переосмыслил образ оружия, кинжала, из военного, в последовательно моральное понятие. [32] Хотя в работе над этой книгой Эразм ставил перед собою особые задачи, проясняя свое понимание самого содержания христианского совершенства, вопрос о значении и месте светских знаний в концепции христианской веры решается в этом трактате так же, как в «Книге Антиварваров»: раскрытие содержания христианской любви, по Эразму, невозможно без осознания того нравственного начала, которое проявляется в научных знаниях. [33] В числе срединных вещей знание занимает первое место; потом идут здоровье, умственная одаренность, красноречивость, внешний вид, силы, достоинство, уважение, влияние, благосостояние, слава, родовитость, друзья, домашние дела. [34] Идея господства высшего, духовного начала в человеке , поднимающего его до божественных высот, - одна из главных гуманистических идей , сформулированных Пико делла Мирандолла, - в «Оружии христианского воина» занимает значительное место. В качестве доминирующей, признаётся необходимость самораскрытия духовно-психологического мира как принцип самопознания.

Требование самопознания в этической доктрине «Оружия… » следует считать ключевым, причем подлинным источником великого принципа самопознания следует признать воззрения Сократа - одного из главных философских героев Эразма. [35] Принцип самопознания как стержень личностного сознания и поведения становится основным в проницательных психологических анализах Эразма. Для правильной оценки некоторых социальных идей, следует указать на неоднократное осуждение Эразмом излишеств в пище, а также погони за другими наслаждениями при полном игнорировании материальных и духовных бедствий. В годы зрелости Эразма как мыслителя и писателя, его литературная деятельность оказалась переплетена с деятельностью Мартина Лютера.

Например одно из произведений Лютера, «О рабстве воли», расценивается как полемический ответ Эразму на его сочинение «О свободе воли». Многие этико-политические взгляды Лютера явились продолжением идей Эразма.

Просветительские устремления Эразма, и реформационные идеи Лютера сходились на признании необходимости совершенствования религиозной жизни. С другой стороны, мировоззренческие взгляды богослова Лютера и философа Эразма были диаметрально противоположны. Если Эразм звал к подлинному рационализму, к углублению образованности, связанному с широким использованием античного культурно-философского наследия, то Лютер прежде всего стремился к реформе богословия, исходя из позднесредневековой мистики, а также из иррационалистического по отношению к религии компонента - теории «двух истин» Оккама и других поздних номиналистов. [36] Проблему человеческой свободы, поднимавшуюся в полемическом споре Эразма Роттердамского и Мартина Лютера, по существу, можно считать центральной проблемой любой морально-социальной проблемы. «О свободе Воли» Эразма, и последовавшая вслед за этим сочинением работа Лютера «О рабстве воли» насыщены теологическим содержанием, ибо оба мыслителя прежде всего трактовали Священное Писание. [37] Предположим, что именно тот, в ком есть дух, верно понимает смысл Писания, но как он меня уверит, что он понимает? Что мне делать, если многие люди предлагают разные смыслы и каждый из них клянется, что в нем есть дух?! [38] Эразму была присуща определенная философская гибкость, совершенно непримемлемая для Лютера, стремившегося к однозначной определенности и догматизму. Как бы то ни было, но Эразмова концепция свободы - необходимая основа его моральной доктрины.

Полемический спор с Лютером показывает принципиальное неприятие Эразмом любой догматической религиозности, сколь бы она ни апеллировала к положениям христианского вероучения, зафиксированного в Библии, особенно в Новом Завете.

Следует признать несомненный и закономерный исторический результат полемики. Дело в том, что субстанцию эразмианского гуманизма составляла моральная проблематика (а социальная в силу идеализма Эразма осмысливалась лишь в зависимости от неё). В осмыслении и решении вопросов морали Эразм весьма приблизился к чисто природному истолкованию человека - вплоть до предпочтения язычника христианину (вернее, псевдохристианину в его понимании), если первый отличается добрыми нравами, а второй только выдаёт себя за их приверженца. Было бы совершенно неоправданным преувеличением утверждать, что суть эразмианства составляла полная натурализация человеческой морали. Тем не менее, аморфно-неопределенное понимание Бога закономерно сочеталось у Роттердамца с минимизацией догматическо-обрядовой стороны христианства и отрицательным отношением к жесткой иерархической организации его церквей. [39] Из всего вышеизложенного нетрудно понять причину того, что Эразм не раз говорил о том, что если в бога верить не только нужно, но и должно, то в церковь, даже если она состоит из добрых и достойных людей, верить совсем не обязательно. В таком контексте в своей 'философии Христа' Эразм Роттердамский формулирует едва ли не основное противоречие - противоречие между подлинно моральным содержанием, к которому сводится глубочайший смысл Священного Писания, и его реализацией в догматике, организации и деятельности конкретных христианских церквей.

Невозможность полноценной реализации моральной глубины Нового Завета в вероисповедальной практике церквей, самим Эразмом четко не осознанная, нашла своё воплощение в трудах его многочисленных последователей, в числе которых на протяжении XVI - XVII веков были многие свободомыслящие европейские философы. c. Политическая концепция Эразма. Для понимания представлений Эразма о сложности задач государственного управления, о высшем значении общего и путях его реализации, необходимо иметь в виду, что для Эразма разум, который должен лежать в основе руководства государством, неотделим от нравственного сознания. [40] В своей работе «Воспитание Христианского Князя», Эразм, ссылаясь на Платона, утверждает, что воля граждан, не направляемая мудрой политикой правителя, может иметь отрицательные последствия для дела общего блага.

Однако, с одной стороны Эразм рекомендует правителю руководствоваться принципом добровольного, а не принудительного послушания сограждан и заявляет, что там, где нет доброй воли, князь мало чего может добиться. В то же время он требует, чтобы «добрый князь» направлял волю сограждан, и решительно предостерегает от того, чтобы предоставлять законы человеческому произволу. [41] Разумное управление, служащее залогом верного направления воли граждан, Эразм связывает с личностью правителя, которому он напоминает о требовании Платона быть философом.

Необходимыми условиями правильного государственного управления Эразм считал не одни только личные качества правителя, но и такое объективное для него обстоятельство, как свободная воля граждан, которая в сочетании с разумом и мудростью правителя действует в направлении достижения общего блага. [42] Идея государственной целесообразности не отвергалась Эразмом вообще, но понималась им как необходимость подчинения всех частностей общему началу, как необходимость, вытекающая из сложного характера государственного организма, в котором мудрая (т.е. разумная и в то же время проникнутая нравственным сознанием) направляющая деятельность правителя сочетается с доброй волей управляемых.

Утопизм политической концепции Эразма заключается в его вере в то, что сочетанием этих двух моментов в современном ему обществе может быть достигнута внутренняя гармония государственного организма. [43] Очевидно, что для Эразма речь шла о том, чтобы гуманистической политикой, законодательством, основанным на принципе человечности, предотвращался распад сложного и согласованного на основе свободной воли государственного организма; чтобы все его части признавали необходимость служения общим интересам государственного целого. [44] В государственной теории Эразма особого внимания заслуживают поставленные им важнейшие внешнеполитические проблемы, а также предложенные мыслителем пути их решения, при этом внешнюю и внетреннюю политику у Эразма связывает общая нравственная свобода.

Основное значение внешнеполитической концепции Эразма исследователи видят в выдвинутой им идее международного арбитража, которая затем получила широкое распространение. [45] 3. Выводы Современные исследователи жизни, творчества и философской мысли Эразма Роттердамского сходятся на том, что сегодня очевидна несостоятельность конфессионального перетолкования и тем более присвоения наследия Эразма католическими церковными кругами.

Сущность его мировозрения глубоко моральная, этическая. [46] Опираясь на многовековой моральный опыт человечества - от античности до его дней - Эразм Роттердамский сформулировал ряд глубоких этических принципов и ценностей, вполне актуальных по сей день. Едва ли не в фокусе этической доктрины Эразма стоит принцип 'ничего сверх меры', сформулированный ещё в античности, но трансформированный применительно к человеку его эпохи. С точки зрения Эразма, только на этом пути и становится возможной действительная свобода в отличие от мнимой свободы удовлетворения различных при хотей. Для реализации этого принципа необходим тяжелый повседневный труд. Не случайно, тема труда становится одной из ведущих не только в моральной доктрине, но и во всей системе мировоззрения Эразма. Его просветительские идеи базировались на фундаментальной идее, согласно которой врожденные способности человека , сколь бы ни были они глубоки и блестящи, могут быть реализованы только посредством самого тяжелого труда.

Именно труд является для Эразма наиболее важным компонентом человеческой личности. [47] Итак, идеи северного гуманизма нашли у Эразма Роттердамского наиболее полное выражение в трактовке этических основ человеческой деятельности. С точки зрения Эразма, следовать этичесикм основам человечности означает владеть собственным характером и целеустремленной волей, так чтобы человек во всех сферах личной и общественной и общественной жизни руководствовался не природными стимулами и влечениями, а общими нравственными принципами. [48] 4. Пуришев Б. Немецкий и нидерландский гуманизм // БВЛ, Серия первая, Т.33 С. 6 М: Художественная литература, 1976 Смирин М.М. Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии. М. Наука, 1978 Соколов В.В. Философское дело Эразма из Роттердама // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986 С. 5-69 Эразм Роттердамский.

Похвала Глупости // БВЛ, Серия первая, Т.33 С. 6 М: Художественная литература, 1976 С. 119-208 Эразм Роттердамский.

Оружие Христианского Воина // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986, С.90 - 218 Эразм Роттердамский.

Диатриба, или рассуждение о свободе воли. // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986, С. 218 – 290 [1] В ходе подготовки к написанию настоящей работы автор реферата ознакомился со следующими произведениями: Эразм Роттердамский.

Похвала Глупости // БВЛ, Серия первая, Т.33 С. 6 М: Художественная литература, 1976 С. 119-208, Он же . Оружие Христианского Воина // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986, С.90 – 218, Он же.. Диатриба, или рассуждение о свободе воли. // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986, С. 218 – 290 [2] Смирин М.М. Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии. М. Наука, 1978 [3] Соколов В.В. Философское дело Эразма из Роттердама // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986 С. 5-69 [4] Пуришев Б. Немецкий и нидерландский гуманизм // БВЛ, Серия первая, Т.33 С. 6 М., Художественная литература, 1976 С. 5-25 [5] Пуришев Б. Немецкий и нидерландский гуманизм… C.5 [6] Смирин М.М. Эразм Роттердамский и реформационное движение… C. 8 [7] Пуришев Б. Немецкий и нидерландский гуманизм… С. 10 [8] В.В. Соколов Философское дело Эразма из Роттердама // Эразм Роттердамский.

Философские произведения. М. Наука, 1986, С.5 [9] Там же. С.6 [10] Там же. С.26 [11] Там же. С.29 [12] Там же. С.6 [13] Там же. С.7 [14] Там же. С.8 [15] Там же. С.10 [16] Там же. С.13 [17] Там же. С. 14 [18] Там же. С.15 [19] Там же. С.16 [20] Смирин М.М. Эразм Роттердамский и реформационное движение… C. 9 [21] В.В. Соколов Философское дело Эразма из Роттердама... С. 17 [22] Там же. С.19 [23] Эразм Роттердамский.

Похвала Глупости... C . 140 [24] В.В. Соколов Философское дело Эразма из Роттердама... С.22 [25] Эразм Роттердамский.